Молодёжная студенческая волонтёрская организация "Молодые - молодым" (Великий Новгород) действует при Новгородском Медицинском Колледже НовГУ с 1999-го года

 

14 марта 2011 | автор: Евгений Рожков | раздел: акции Молодые - молодым, против наркотиков

Помогите нам люди! (Казнить нельзя помиловать)

Теги: , , ,

Казнить нельзя помиловатьВ субботу “Молодые – молодым” побывали на спектакле Новгородского театра драмы “Казнить нельзя помиловать“.

Читатели старшего поколения помнят, что фраза эта стала популярной, благодаря повести Л. Гераскиной “В стране невыученных уроков”, и вся проблема заключается в том, где в этой фразе поставить запятую.

Кошмарный, но поучительный сон Вити Перестукина стал бестселлером для моих ровесников. И отправляясь на спектакль, мы рассчитывали увидеть нечто… по крайней мере, сопоставимое.

Настраивала на это и предварительная информация: в основе сюжета”Казнить нельзя помиловать”  - трагедия внешне преуспевающей семьи, которая узнает, что все ее благополучие обеспечено преступной деятельностью сына – наркоторговца. И потрясенная новостью мать принимает решение: казнить своего сына! Смертью казнить, на полном серьёзе.

Это ж до каких  трагических вершин поднимает автор проблему наркомании! Мимо такого  нельзя было пройти.

Тем более, что мы не первый год занимаемся проблемами формирования наркотической зависимости среди молодежи и помогаем студенческому волонтерскому движению “Молодые – молодым”  готовить театрализованные акции на эту тему.

К тому же показ спектакля по замыслу его организаторов сопровождался общественным обсуждением, в котором и мы, и студенты намерены были принять самое активное участие.

По одной простой причине. До этого дня мы были убеждены в том, что любые акции, направленные против наркотиков, полезны, необходимы и заслуживают всяческой поддержки. Поэтому  были  заранее готовы порвать в клочья любого, кто осмелится критиковать новую работу Новгородского театра драмы, хотя бы по причине её огромной общественной значимости!

В памяти всплывали драматическая история Егора Бычкова, обличительные репортажи Аркадия Мамонтова и горькие откровения  главы ФСКН Виктора Иванова.

Далее следует полуторачасовая пауза, посвященная просмотру спектакля, поставленного белорусским режиссером Ивановым, только Павлом,  по его же собственной пьесе. Впрочем, пару слов о содержании пьесы сказать все-таки следует. Слова будут литературными, взвешенными, немногочисленными, потому как прошли уже почти сутки, страсти улеглись, а вопросы остались.

Итак, мама действительно решила казнить своего сына. На 5-й минуте действия. Ссылаясь на Николая Гоголя. Точнее, на его же, Гоголя, Тараса Бульбу. Затем в течение примерно 40 минут они с мужем развлекают публику, выбирая способы казни, демонстрируя незнание молодежного сленга, проговариваясь  “по Фрейду”, что доктор искусствоведения (папа) – это не мужчина и предъявляя миру и граду полный набор “скелетов в шкафу”, который успела наспех соорудить авторская фантазия. (Наспех, потому что Павел Иванов, кроме написания и постановки проблемных драматических произведений “больше известен как теле- и кинорежиссер, сценарист. Такие работы, как «Ваша остановка, мадам!», «На всех широтах…», документальные фильмы о Второй мировой войне хорошо известны. Он является деканом факультета экранных искусств Белорусской Государственной академии искусств.”- цитата из анонса к спектаклю).

"Молодые - молодым" на спектакле "Казнить нельзя помиловать" Новгородский театр драмы имени Ф.М. Достоевского

"Молодые - молодым" на спектакле "Казнить нельзя помиловать" Новгородский театр драмы имени Ф.М. Достоевского

Чего стоят, к примеру, такие открытия, как “о моей беременности ты узнал, когда я была уже на седьмом месяце” после 25 лет совместной жизни? Или “сын дает тебе по 50 долларов каждый вторник, четверг и субботу”, а “девочка, которую ты “зарубил” на олимпиаде по искусствоведению, я встретила недавно на помойке, где она побиралась”.

Уже в антракте мы почувствовали надвигающуюся беду. Ведь после окончания спектакля нам нужно было что-то говорить, как-то защищать театр от злобных нападок недоброжелателей, как-то взывать к сочувствию двум клоунам из пробирки, которые до сегодняшней ночи не знали, на чем строится их благополучие.

А узнав, не бросились к специалистам – наркологам, юристам, психологам, священникам, а порешили “казнить”! Следы замести хотели, что ли? А труп куда подевать хотели? А почему на эту тему не пошутили тогда?

Плохо у нас у самих было с этим самым сочувствием, состраданием, сопереживанием, ради которого человек в театр и приходит. С верой было плохо. В том смысле, в котором Станиславский восклицал “Не верю!”. Кстати, о Станиславском! В одной из своих работ, приводя пример безобразной (от слова образ) мизансцены, Константин Сергеевич описывал примерно следующее: “Слева – диван, справа – стол, а персонажи мечутся по авансцене, обмениваясь обличительными репликами.” Не поручусь за точность цитирования, но зрелище, которое мы описываем, выглядело именно так. Боюсь,  что и не все “обличительные реплики” персонажей мы запомнили, потому что продолжительное созерцание двух актеров, монотонно обменивающихся плоскими остротами, действует гипнотически, вызывает чувство отупения, состояние близкое к ступору. И все старания профессиональных, добросовестных, отнюдь не бездарных актеров не могут спасти от этого, хотя временами, надо признать, мы наблюдали всплески ярких эмоций. Но, как писал Жванецкий, “хотя исполнитель щурится и хмурит брови, что-то мешает поверить в эту латынь”. “Истины страстей и правдоподобия чувствований в предполагаемых обстоятельствах”, к которым взывал еще Пушкин, увы, не возникает, потому что обстоятельства чудовищно неправдоподобны!

Во втором акте мамаша выволакивает из спальни сына ЧЕМОДАН  КОКАИНА!  (мы видели своими глазами!)
А далее только факты, безо всяких эмоций:

  1. Мама желает попробовать кокаин
  2. Папа объясняет ей, как это нужно делать, но неуклюже подменяет отраву
  3. Мама нюхает кокаин из чемодана (проницательно обнаружив подмену)
  4. Папа нюхает тоже (назло)
  5. Они вместе переживают эйфорию, вспоминая свои молодые годы и первую встречу, танцуют чарльстон под рок-н-ролл (действие наркотиков!)
  6. Взявшись за руки, желают полетать и прыгают с балкона.
  7. На экране появляется режиссер Иванов, он же декан факультета экранных искусств Белорусской Государственной Академии искусств, и выражает надежду, что все увиденное должно уберечь нас от наркотиков.

На обсуждении спектакля мы молчали. Мы не знали, что сказать. Помогите нам, люди!


А еще можно опубликовать статью в своем блоге:

      Опубликовать в своем блоге livejournal.com

опубликовал(а) на блоге 89 записей.