Молодёжная студенческая волонтёрская организация "Молодые - молодым" (Великий Новгород) действует при Новгородском Медицинском Колледже НовГУ с 1999-го года

 

5 марта 2016 | автор: Маркус Б. Уивер-Хайтауэр | раздел: школьное питание

Почему не замечают проблемы питания в исследованиях образования

Теги: , ,

школьное питание

Во вступительной части своего текста по исследованию питания, Беласко (2008-й год) отметил ряд причин того, почему проблеме питания не придаётся особого значения в гуманитарных и социальных науках. Во-первых, классический дуализм научного сообщества, провозглашающий главенства разума над телом, выливается в «пренебрежение к такому приземлённому, материальному и даже ‘животному’ процессу, как еда». И эта динамика, пожалуй, ещё сильнее проявляется в образовании, том поле, что бесспорно закреплено за разумом. Процесс обучения часто представляется как происходящий в некоем социальном вакууме – своеобразный «чёрный ящик» исследования – существующий в отрыве от потребностей тела, его нужд, его удовольствий и его господства. Пище же, как предмет крайне ориентированный на телесное, может казаться совершено не относящейся к целомудренной миссии школьного воспитания по приобретению навыков и знаний.

Во-вторых, Беласко (2008-й год) утверждает, что школа старается сосредоточиться на публичной сфере деятельности человека и игнорирует бытовую, частную сферу, связанную с женщинами, таким образом, упуская из внимания зачастую очень «частный» мир приготовления и потребления еды. Эта тенденция имеет место быть и в образовании тоже. Хотя, исследователи системы образования частенько и фокусируют своё внимание на теме женщин – которые составляют большинство преподавателей и администрации учебных заведений – многие аспекты женского труда в школах сокрыты, как например эмоциональная составляющая их труда или задачи, затрагивающие проблему разных полов, такие как гигиена и уход за больными детьми.

Приготовление еды, обучение кулинарным навыкам и присмотр за детьми во время приёма пищи – это формы труда, которые остались незамеченными в исследованиях системы образования, ценность которых была занижена, возможно, равно как и ценность полового аспекта, идущего с ними в тесной связке. Разница в социальных классах также играет свою роль в этой динамике. Работникам школьного кафетерия платят мало и зачастую на эту работу берут плохо обученных людей без высокого уровня образования; их классовое положение и классовая идентификация их работы объясняют то, почему их труд не уважается.

В-третьих, Беласко (2008-й год) утверждает, что «технологический утопизм», автоматизация производства и приготовления пищи, идущая бок о бок с её научным переосмыслением, систематически снижает количество труда и мысли, которые идут на потребление человека. Еда стала для многих потребителей «абстракцией» – по крайней мере, в высокоразвитых странах – делая процессы забоя, обработки, консервирования, упаковки и продажи современной еды какими-то очень далёкими. Исследователи системы образования, являясь частью общества, очень типично дистанцируются от вопроса происхождения и значения еды, и это объясняет то, почему они всячески упускают её в своих исследованиях.

Тот дефект в нашем процессе, который указал Беласко, – хорошая стартовая позиция, но я утверждаю, что пред исследованиями в сфере образования стоят совершенно уникальные задачи. Пожалуй, наиболее основным дефектом в изучении школьного питания – по крайней мере в Соединённых Штатах – является то, что исследователи видят в еде лишь утилитарную составляющую, необходимую услугу, требуемую только для того, чтобы задержать детей на время обеда. Некоторые исследователи, вообще относятся к обедам лишь как к тому, что нужно неохотно претерпеть, дабы урчание в животах детей не отвлекало тех от «настоящего» дела – получения знаний (официальной учебной программы). Так что не удивительно, что исследователи упускают из виду проблему питания, раз сам процесс питания воспринимается как нечто случайное, эпизодическое.

Обеспокоенность общества проблемой детского ожирения меняет восприятие еды лишь на практике. С общепринятой точки зрения, школьная еда видится как здоровая и ориентированная на питание. Уже одна только эта перспектива делает исследование питания сложным для тех, кто изучает систему образования, прежде всего из-за довольно неоднозначных взаимосвязей между понятиями здоровье и образование. И это, если исследователи будут рассматривать еду только как питание, означает, что они не могут уже говорить на данную тему и соотносить её со своими исследованиями.

Финансирование исследование также влияет на процесс упущения темы школьного питания. Если сами агентства, предоставляющие гранты, не видят связи между питанием и школьным образованием, а также культурными миссиями, то вряд ли смогут побудить кого-то сделать это. В нынешней обстановке, агентства-грантодатели больше сконцентрированы на реформировании самих школ и школьных программ, формах проверки знаний, обучении преподавателей, программ оплаты и прочих структурных моментов. Питание никогда не появляется в списках тех, кто финансирует исследования образования, так что прежде всего и у самих исследователей направление изучения школьного питания не вызывает особого энтузиазма.

Но даже если оставить за скобками тему замалчивания проблемы, следует сказать, что школьное питание уже давно стало объектом насмешек и поношения. Оно своего рода «Родни Дэнджерфилд в питании», ведь никто не проявляет к нему уважения. О поварихе в школьной столовой зачастую говорят пренебрежительно и традиционно представляют себе как толстую женщину с сеточкой для волос, которая уродлива, не понимает юмора, и / или очень зла. Вспомните Повариху Дорис из серии мультфильмов про Симпсонов, мисс Бизли из комиксов про Арчи или Криса Фарли , игравшего роль поварихи в музыкальном клипе Адама Сендлера «Lunch Lady Land». Да и сама еда частенько является предметом насмешек. В Соединённых Штатах существует устоявшийся образ «мяса неопределённого происхождения» и так называемая «плата за вход на карнавал» (корн-доги, пицца, бургеры и картошка фри); в Англии – овеянный преданиями сероватый и безвкусный школьный обед с непременным пудингом, похожим на запачканный передник. Так что нет ничего удивительного, что исследователи системы образования пытались избежать такого позорного аспекта школьной жизни; мало кто захочет запятнать свою работу подобными памфлетами.

В общем, место, отводимое проблеме питания в исследованиях системы образования во многом зависит от того, как сами исследователи (и те, кто эти исследования спонсирует) видят роль питания в школе. Когда питание рассматривается как естественная потребность тела, как способ отвлечься, всецело как процесс поглощения питательных веществ, или как шутка, то мало шансов, что кто-то посоветует уделить этой теме серьёзное внимание. Но я докажу, что мы, наоборот, должны рассматривать еду как неотъемлемый компонент экологии образования – более широкого объединения самих деятелей, взаимосвязей, условий и условий из которых и составлена система образования. В следующем разделе, я обозначу способы, посредством которых темы питания и еды смогут подойти практически любому исследователю образования.


А еще можно опубликовать статью в своем блоге:

      Опубликовать в своем блоге livejournal.com

опубликовал(а) на блоге 13 записей.